info@motivrosta.ru - Для вопросов и предложений
alexeydzhuruk
супервизор, специалист, клиент, супервизия, деятельность, человек, психотерапевт, Алексей Джурук

Супервизия в работе психотерапевта / психолога

Категория:Психотерапевт за работой

Метки: ,

А.С.: Здравствуйте, друзья. Меня зовут Джурук Алексей, motivrosta.ru. Сейчас я в Москве на международном конгрессе по психотерапии, и со мной Игорь Вячеславович Лях - психоаналитический психотерапевт, действительный член общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, психотерапевт единого реестра профессионалов Европы, действительный супервизор и руководитель комитета по супервизии, официальный представитель центрального совета общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, руководитель Новосибирского отделения ОППЛ.

И сейчас в рамках конгресса у меня есть возможность задать Игорю Вячеславовичу несколько вопросов, касательно супервизии. Сейчас много говорится о супервизии, чего не было раньше. В связи с чем появилась необходимость в этом термине, в этой теме для специалистов психологов?

Игорь Вячеславович: Наверное, следует начать с того, что супервизия - это, в общем, изобретение еще прошлого века. И когда впервые в психоанализе стали говорить о супервизии более подробно, она называлась аналитическим контролем, что подразумевало, что исследование бессознательных процессов клиента может таким образом влиять на исследователей - а делают это и аналитик, и анализант - что приводить к определенным затруднениям в его взаимопонимании.

И собственно, супервизия - это один из инструментов, прежде всего улучшения качества работы. В этом заинтересован как клиент, так и аналитик, и оба они понимают, что если они сталкиваются с непреодолимым, в силу каких-то обстоятельств и затруднений, существуют супервизоры, которые имеют полномочия помогать в затруднениях, которые возникли в анализе.

Касается это не только психоанализа, как психотерапевтической практики, это касается любых других дисциплин психологического консультирования или психотерапии, потому что практика оказалась эффективной и другие модальности тоже стали ей пользоваться - другие методы.

И в современном понимании, супервизия в профессиональной деятельности - это когда возникают затруднения, ты обращаешься с вопросом к более опытным коллегам, и рассказываешь о своем затруднении и получаешь какие-то моменты понимания, которые позволяют затруднение преодолевать.

Кроме этого во всем мире существует 4частная модель образования психотерапии и психологического консультирования, которая подразумевает под собой целый этап, который так и называется - это этап практики под супервизией. Для врачей эта тема очень понятна, потому что они бывали интернами, и понимают, как это - жить на интернатуре, когда частично ответственность за работу с клиентом разделяется.

Т.е. работает сам по себе врач-интерн, и кроме этого, кто-то более опытный, кто-то более старше тоже разделяет с ним ответственность за работу с этим клиентом. В психологии сейчас тоже эта практика применяется, и вот эта часть - работа под супервизией - во многих школах очень эффективна, и позволяет более четко идентифицироваться профессионалу со своей профессиональной позицией.

А.С.:  Т.е. другими словами, супервизор разделяет ответственность специалиста за судьбу клиентов?

Игорь Вячеславович: В каком-то смысле да. Супервизор - это специалист, который способен это сделать, потому что обычно, когда происходит обсуждение на галерке, в курилке, еще где-нибудь - это выглядит как просто сплетня за клиентов. Естественно, это просто безответственность и самого специалиста, который допускает такого рода реагирование, и тех, кто в них участвует, в какой-то степени. Если же это официальный структурный процесс, то более опытный коллега помогает коллеге, столкнувшемуся с затруднением, это затруднение преодолевать.

А.С.: И вот тогда если супервизия вышла из психоаналитического направления, но сейчас оно в России не то чтобы не  популярно - специалистов не так много - настоящих психоаналитиков. Существует очень много других направлений - когнитивно-поведенческая психотерапия, НЛП и прочее прочее. Как им проходить супервизию, если она вся вышла из психоанализа, может быть завязана на психоанализе?

Игорь Вячеславович: Дело в том, что достаточно опытные профессионалы возникают в любой области знаний - это естественно совершенно. Человек какое-то дело делает, подходит к нему ответственно, осознанно, и начинает знания накапливать, и, в конце концов, выходит на уровень близкий к экспертному. И этот уровень близкий к экспертному и позволяет осуществлять супервизию, как форму деятельности, как отдельную форму профессиональной услуги.

По сути, мы можем столкнуться с супервизией и в других областях человеческой деятельности, не обязательно это супервизия именно в психологическом консультировании. Супервизор есть, например, в мерчандайзинге, т.е. то, как раскладку продуктов сделать максимально эффективной с точки зрения клиента и торгового предприятия. И специально опытный, обученный частично специально человек, может осуществлять эту деятельность, работать супервайзером.

Точно также это в строительстве, в других сложных формах социальной деятельности. Сейчас супервизия появляется в школах, супервизия появляется в социальных конституциях - в социальной помощи, прежде всего. И как практика, она имеет под собой древние и очень глубокие корни. По сути, это передача экспертного уровня знания, его взаимодействие с каким-то либо клиентским, либо с пространством какой-то услуги на достаточно высоком уровне. Супервизия как практика - она многообразна.

А.С.: Сейчас многие специалисты могут задаваться вопросом, зачем им супервизия? Они же и так профессионалы, они и так крутые, зачем им в этом случае? Ладно, я новичок, я только закончил институт, закончил свою практику, понятно - я сталкиваюсь с затруднениями, на которые мне не хватает знаний, опыта. Но многие специалисты считают себя профессионалами, и  возможно они таковыми и являются по большей части.

Игорь Вячеславович: Я даже уверен.

А.С.: Насколько им необходима супервизия?

Игорь Вячеславович: Я даже уверен, что у нас существуют профессионалы, оказывающие профессиональную деятельность и не испытывающие нужды в супервизии именно в силу того, что они хорошо учились, у них уже есть отобранный круг клиентов, который приходит к ним по сарафанному радио, и ожидания этих клиентов и этих специалистов во многом совпадают.

Но если говорим о действительности, то тех, кто относится к психотерапевтическому консультированию профессионально - т.е. тех, кто зарабатывает с этой помощью деньги - для них вопрос, нужна ли супервизия, не стоит, потому что преодоленное затруднение обеспечивает еще некоторое количество встреч в последующем, обеспечивает эффективное сарафанное радио - реклама, пиар и все, что угодно, и обеспечивает собственную целостность специалиста, психолога, психотерапевта. Т.е. он понимает, что не выгорел с этим клиентом.

Поэтому для тех, кто работает много, и работает разнопланово - выгода супервизии очевидна. Заплатив единожды за какой-то короткий достаточно цикл встреч, человек потом приобретает некий навык, некий опыт, который суммирует к своему уже достаточно большому опыту, и эффективно работает с большим количеством клиентов, его прием расширяется.

А.С.: А насколько безопасна супервизия, как для специалиста - ведь он приходит и говорит о своих затруднениях, при чем говорит это коллегам более опытным. Насколько это безопасно для самого специалиста?

Игорь Вячеславович: Вы сейчас только что озвучили классический миф, который основан на педагогическом подходе - я с чем-то не справился, меня же будут плохо оценивать, ко мне же плохо отнесутся и мое профессиональное реноме снизится. Но если мы говорим о современной супервизии, то, во-первых, деятельность супервизора очень четко регламентируется этическим кодексом. Этический кодекс очень четко каждое действие супервизора делает социальным.

Супервизор - это официальное взаимодействие. Если кто-то кого-то плохо супервизирует, то автоматически тот, кто плохо супервизирует, утрачивает свою специальность, свои навыки, оказывается никому не нужен. Поэтому супервизоры заинтересованы делать свою деятельность максимально хорошо, а поэтому они соблюдают правила - анонимность и конфиденциальность, как для клиента, так и для самого специалиста. Эта информация абсолютно секретна и она безопасна.

Если какой-то супервизор даже видит, что что-то идет совсем не так, он в определенной мере ограничен этическим кодексом. Он это обсуждает, он предлагает иногда варианты для решения, иногда предлагает обсуждать сложную ситуацию, но в результате этого решения выигрывают все стороны, прежде всего, конечно, выигрывает клиент.

А.С.: Т.е. получается, что для клиента намного выгоднее обращаться к специалисту, у которого есть свой супервизор, который регулярно проходит супервизию?

Игорь Вячеславович: Даже более того, есть часть специалистов, которые не проходят супервизию длительное время, и они замечают на себе признаки эмоционального выгорания, признаки сужения профессионального мировоззрения.

И обращения к специалисту никогда не проходившему или редко проходящему супервизию, может даже представлять некоторую опасность, потому что профессию психолога-консультанта, психотерапевта - это профессия высокого социального риска. В любой момент можно вдруг не заметить, оказаться в идеально грандиозной позиции, начать вещать что-то не совсем относящееся к жизни конкретного клиента, и депрофессионализироваться.

Т.е. я утверждаю, что каждый специалист, который проходит супервизию, во-первых, уже ответственно относится к своей деятельности, а во-вторых, в своем отношении к своей деятельности он апеллирует регламентами профессионального сообщества - супервизия - это профессиональная форма деятельности - а не какими-то другими регламентами - религиозными, мистическими, выдуманными, эзотерическими или еще какими-то. Т.е. супервизия есть у профессионалов, поэтому, конечно же, к ним безопасно обращаться.

А.С.: А вот в Российской действительности, в Российском законодательстве - насколько я знаю - не существует профессии супервизор - насколько мне известно, может быть, я ошибаюсь. И получается, любой специалист может сказать: "Я супервизор". Так ли это, и как определить, он реально супервизор или он просто сам себя назвал? Вот например, в коучинге - нет коучинга. Я в чем-то эксперт, я говорю: "Я коучер", и все, ко мне нет претензий. Я могу сказать: "Я супервизор".

Игорь Вячеславович: Я думаю, у вас этого не получится, потому что во-первых, супервизия - все-таки это специальный аспект человеческой деятельности, т.е. там кое-чему надо научиться. Эти знания можно получить путем собственной супервизии у другого супервизора, либо в специализированных обучающих программах. А там все участники зарегистрированы, и являешься ты супервизором или не являешься - известно.

А.С.: Т.е. можно проверить?

Игорь Вячеславович: Это очень легко проверить. Это либо размещение соответствующих статусов в соответственных обучающих центрах, либо в соответствующих общественных организациях - получена аттестация или не получена. И тут есть еще интересная тонкость - по сути, супервизор как социальная практика - это институт гражданского общества. Т.е. гражданское общество выделяет часть людей общественным своим признанием, как людей способных оказывать узкоспециализированную, узкопрофессиональную помощь.

Вот есть сообщество, возьмем, к примеру, сообщество психоаналитиков, есть одна норма - это количество тренингов, которые человек должен пройти, т.е. не имея достаточного опыта, супервизором стать невозможно, и второе - это то, что есть признанные супервизоры, реально помогающие своим юным аналитикам, юным анализаторам, а есть супервизоры, которые статус получили, но они не практикуют, потому что они не смогли просто - это не их работа. И в результате, известные супервизоры, получая поддержку всего сообщества - их ученики известны, они развиваются и вся профессия развивается.

Мы может взять для примера и другие, так скажем, психологически модальности, в которых супервизия присутствует - в принципе, механизм общий. Т.е. некоторое количество профессионалов признают того или иного специалиста как достаточно хорошего супервизора. И вот так вот чтобы стать супервизором на ровном месте - человек просто написал себе бумажку - это практически невозможно, все всех знают.

Нас не так много, и на определенном уровне все фигуры известны - это известные фамилии, известные имена, и можно просто спросить: "Вы знаете такого супервизора?" - "Не знаю". Если этого человека никто не знает, значит, он, наверное, не супервизор.

А.С.: А вот клиент что получает от того, что специалист посещает супервизора, насколько для клиента это будет безопасно?

Игорь Вячеславович: Вопрос очень важный и точный - зачем клиенту быть уверенным, что его специалист получает супервизию? Прежде всего, затем, что клиент понимает, что этот специалист не полагается исключительно на свое мнение, при необходимости он способен посоветоваться, посовещаться, и кроме этого - что не менее важно  - именно этот специалист, который проходит супервизию, он выполняет стандарты сообщества, т.е. он социален.

Он не маргинален, а именно находится в основной волне, если хотите, в массовом тренде профессии. Он обо всех новинках осведомлен, которые там есть в этом профессиональном поле, о всех новых принципах, законах, и он проходит обучение. Потому что чтобы работать в психологии - ни для кого не секрет - каждый год открывают что-то новое, все время надо понимать, что происходит, какие новинки появились. Если человек отстал, засел где-то и не получает супервизию - скорее всего, он не рос как профессионал, а возможно даже не профессионализировался.

Именно поэтому клиенту выгодно.

А.С.: Т.е. другими словами, если я, как специалист, посещаю супервизию, для клиента это является одним из пунктов гарантии качества оказания услуги?

Игорь Вячеславович: Ну так скажем, гарантия качества оказания услуги в психологическом консультировании все-таки это взаимодействие, это способность и специалиста и клиента.

А.С.: Один из пунктов гарантии.

Игорь Вячеславович: Но вероятность того, что услуга будет оказана качественно, если специалист проходит супервизию, многократно повышается.

А.С.: Ну что ж, спасибо, Игорь Вячеславович за полноценные ответы. Если можно, что-то пожелать тем, кто будет смотреть - будь то профессионалы, которые интересуются ростом в профессии, интересуются своим профессиональным простом, или может быть, просто люди, которые ищут себе специалиста для решения личный проблем. Что бы Вы могли им сказать, буквально в двух словах?

Игорь Вячеславович: Если в двух словах, уважаемые коллеги, у нас существует определенное предубеждение, которое осталось еще со времен советских - то предубеждение, в котором, согласно приказу Бориса Дмитриевича Карвосавского, психотерапевту было достаточно 50 часов супервизии и все, он становится психотерапевтом на всю оставшуюся жизнь.

В 21 веке мы с вами столкнулись с тем, что и сам социум меняется, и картина болезней меняется, и картина проблемы меняется, и для того, чтобы быть современным, быть понимающим, необходимо постоянно повышать свою квалификацию. Современная супервизия - это не жесткая регламентация: идешь налево, идешь направо, правильно или неправильно - прежде всего, это поле профессиональной взаимопомощи.

Именно поэтому очень эффективны групповые занятия и супервизионные группы, как способ обмена информацией. И если у вас индивидуальная супервизия, то, конечно же, вопросы, которые обсуждаются на супервизии, сейчас гораздо шире. Это не просто вопросы диагностики лечения, это в принципе вопросы профессионального мировоззрения.

А.С.: Ну что ж, я думаю, Игорь Вячеславович, на этом мы закончим. Спасибо Вам за ответы. С вами был Джурук Алексей, motivrosta.ru. Если у вас есть какие-то вопросы, пожалуйста, пишите их под видео, комментируйте, ставьте лайки, делитесь с друзьями и всего доброго, до следующих видео, до новых встреч. Всего доброго!

Игорь Вячеславович: До свидания.

С уважением, Алексей Джурук

Нажмите кнопку любимой социальной сети и поделитесь с друзьями

Еще материалы по теме:

психотерапевт, аналитик, супервизор

Заканчивается год - встретимся в Новом!

Готовлюсь к выступлению

психотерапевт, аналитик, супервизор, алексей джурук, преподаватель

Преподаватель межрегионального уровня

Большой финал

Алексей Джурук, психотерапевт, аналитик, супервизор

Люблю читать

занятие, курс, расти, писать, навык, внимание, сталь, infабрикfа, пост, обратить

Психотерапевт тоже учится

Оставить комментарий

avatar